Международный фестиваль Earlymusic

EARLYMUSIC представляет музыку барокко, ренессанса, средневековья и классицизма в ее аутентичном исполнении, связывая культурное пространство России c европейскими истоками. Фестиваль возрождает придворную музыку XVIII века и музыку русской усадьбы, представляет музыкальные традиции народов России, связывает Европу с персидской, японской, османской, китайской, корейской и другими культурами.

Earlymusic был основан в 1998 году в Санкт-Петербурге Элизабет Уайт (директором Британского Совета с 1998 по 2001 гг.), Марком де Мони и барочным скрипачом Андреем Решетиным. Фестиваль проходит ежегодно в сентябре в концертных залах и дворцах Санкт-Петербурга и его пригородов. Отдельные концерты повторяются в Москве и других российских городах.

Фестиваль EARLYMUSIC поддерживается Министерством Культуры России и Комитетом по культуре Санкт-Петербурга. Постоянными партнерами нашего фестиваля являются зарубежные консульства и культурные институты Санкт-Петербурга. 

Искренне благодарим спонсоров, партнеров и друзей за поддержку, сотрудничество и помощь!

Опера Франческо Арайя и Александра Сумарокова «Цефал и Прокрис»

3 декабря в 19.00 в Российском институте истории искусств будет представлена опера Франческо Арайя и Александра Сумарокова «Цефал и Прокрис». Художественный руководитель постановки Андрей Решетин, постановщик Данила Ведерников, хореограф Клаус Абромайт, костюмы Ларисы Погорецкой.

Билеты можно приобрести на сайте radario.ru/events/211291

Александр Гущин

Дела и дом Джузеппе, зятя Доменико

Памяти Шарлотты, малолетней сестры ея и младеницы Марии

Фото Алексея Пахомова

Век восемнадцатый зримо и незримо присутствует в переулках и на линиях Васильевского острова.

Век восемнадцатый зримо и незримо присутствует в переулках и на линиях Васильевского острова. Стоит лишь временами остановиться, приглядеться, прислушаться. Остановимся и мы у дома № 42 по 3-ей линии. Приглядимся, прислушаемся.

На первый легкий взгляд — обычный четырехэтажный доходный дом, каких немало в Петербурге. Если присмотреться внимательнее, становится заметным особый пропорциональный строй первых двух этажей. Сие немудрено: эта часть здания относится к 1720-1730-м годам. Дом тогда принадлежал архитектору Джузеппе Трезини, зятю знаменитого Доменико Трезини, прославленного петровского строителя. Дом тестя, кстати, находился напротив, на 2-й линии на участке № 43, где ныне школа довоенной постройки. По-русски Карло Джузеппе Трезини звался Осип Петрович Трезин и дом свой спроектировал, по всей вероятности, пользуясь до некоторой степени образцовым проектом «дома для именитых» Ж-Б. Леблона. На сходство с леблоновским проектом указывает в том числе и композиция в семь осей по фасаду. Однако имелись и различия: дом Джузеппе Трезини первоначально был одноэтажным на высоком подвале и с мансардным этажом. Подвал в конце XVIII века превратили в первый этаж, увеличив оконные проемы, мансардный этаж достроили. В 1876 году архитектор Николай Францевич Монтандр надстроил здание четвертым этажом. Фасад при этом получил обработку в формах эклектики. Кстати, привиделся нам при осмотре памятника в 2008 году под лестницей на первом этаже некий таинственный ход, но холст ли это Буратино или просто дорога в никуда — вопрос к будущим исследователям.

Судьба Джузеппе Трезини непроста и во многом трагична. Несправедлива и оценка его деятельности критиками последующих времен. Силою вещей имя Джузеппе Трезини всегда было заслонено именем блистательного тестя Доменико. Полковника от фортификации Джузеппе Трезини называли «скорее... предпринимателем-подрядчиком, нежели архитектором». И тем не менее именно ему мы обязаны замечательным памятником — церковью Трех Святителей на 6-й линии Васильевского острова. По мнению одного из современных авторов, архитектура ее «не вызывает восторга». Заметив, что «восторг» чувство исключительное, непостоянное и субъективное, возразим: ансамбль дома Троекурова, Андреевского собора А. Ф. Виста и храма Трех Святителей Дж. Трезини в центре — один из выразительнейших комплексов памятников XVIII века в Петербурге. Вообще в Петербурге аннинского времени Джузеппе Трезини был заметной фигурой. Именно он наряду с И.К. Коробовым, М.Г. Земцовым и другими вошел в легендарную «Комиссию о Санкт-Петербургском строении», созданную в 1737 году и возглавляемую П.М.Еропкиным (административным начальником стал Б.Х. Миних). Не имея места и возможности перечислить здесь все деяния Комиссии, можно сказать лишь одно — центр Петербурга, не будь Генерального плана, составленного Еропкиным и Минихом при участии Дж. Трезини, И. Коробова и М. Земцова, был бы ныне совсем иным.

29 июля 1731 года был издан указ Анны Иоанновны об учреждении Шляхетского кадетского корпуса. В следующем 1732 году корпус размещается в переделанном под кадетские нужды Меншиковском дворце. Однако дворец быстро становится тесен. Ветшает. В 1739 году выходит указ Сената, коим предписывалось «для осмотру, описи и исправления при кадетском корпусе пристроек и починок быть Архитектору Осипу Трезину». По проекту Трезини продлеваются по нынешней Кадетской линии «Наугольные палаты» Меншиковского дворца.

После кончины Доменико Трезини в 1734 году руководство строительством Двенадцати коллегий переходит к Джузеппе. Именно он создает изящные балконы главного фасада и воздвигает знаменитую двухэтажную галерею вдоль западного фасада Коллегий. При перестройке Коллегий А.Ф. Щедриным в 1830-х гг. под университет второй этаж галереи был застеклен и превращен в знаменитый университетский коридор. В XVIII веке открытая аркада имела несколько более приземленное применение... Перечисленные нами постройки Дж. Трезини позволяют нам говорить о нем как о мастере, внесшем свой, отнюдь немалый вклад в архитектуру XVIII столетия. Не забудем отметить и то, что Джузеппе был фактически первым официальным «районным архитектором» Васильевского острова. Каждый член Комиссии о Санкт-Петербургском строении брал под свою ответственность какой-либо район города — так, Адмиралтейская сторона была в ведении М.Г. Земцова и И.К. Коробова, Литейная и Московская части — И.Я. Шумахера. Васильевский остров достался Джузеппе.

Однако нам предстоит на некоторое время покинуть Васильевский остров. Путь наш на 36-м трамвае, вдоль знаменитой Петергофской дороги, лежит к поместью Новознаменка — шедевру усадебного зодчества середины XVIII века. Долгое время постройка лазоревого дворца соотносилась с именем Антонио Ринальди. Но в последние годы многие исследователи уверенно атрибутируют дворец в Новознаменке как творение Джузеппе Трезини и, отметим, как высшее его творение. С.Б. Горбатенко пишет: «После сноса ветхих усадеб в середине 1750-х годов в западной части дачи (М.И. Воронцова — А.Г.) началось строительство усадебного ансамбля, которое вел архитектор Джузеппе Трезини. Скорее всего, он и был автором проекта сохранившегося доныне каменного дома: на это указывает трактовка архитектурных деталей, совершенно нехарактерная для Антонио Ринальди, которому часто приписывается это здание». Огромную работу провела Н.В. Николаева. В своей статье «Господский дом М.И. Воронцова на Петергофской дороге» она проводит тщательный сравнительный анализ архитектуры усадебного дома Воронцова с Трехсвятительской церковью Дж. Трезини на Васильевском острове — и приходит практически к тем же выводам, что и С.Б. Горбатенко. Она же приоткрывает завесу над забвением авторства Джузеппе Трезини и над подчеркнуто-пренебрежительным отношением к нему, странным образом сохранившемся до нашего времени. К схожим умозаключениям (в том, что касается пренебрежения и забвения) приходил и автор этих строк, работая в 2008 году над статьей, посвященной Джузеппе Трезини. Работа Н.В. Николаевой была нам тогда, увы, неизвестна.

Вернемся на Васильевский остров. Строительство церкви Трех Святителей Вселенских продолжалось 20 лет — заложенный в 1740 году храм был освящен в 1760 году. На гравюре 1752 года церковь Трех Святителей запечатлена с колокольней, увенчанной изящным шпилем. Колокольня позднее сгорела от пожара, вызванного ударом молнии. А в судьбе самого Джузеппе Трезини в 1750 году произошла трагическая история, названная впоследствии Игорем Грабарем «беззастенчивым вмешательством в его (Трезини) личную жизнь». Вкратце фабула драмы такова. Супруга Джузеппе, дочь Доменико, Мария Томазина была бездетна. Расстались они с мужем еще в 1744 году. И вот на Трезини поступает донос. Или, по-советски, «сигнал об аморалке». Бдительная соседка сообщает, что в доме на Васильевском острове архитектор содержит иноземку с ребенком и малолетнею сестрою. Звали иноземку Шарлотта Гарп (по данным Н.В. Николаевой, Шарлотта Харбург). Дочь ее, новорожденного ребенка Трезини, Марией. Оргвыводы были незамедлительны. И. Грабарь со ссылкой на М. Королькова пишет: «У Трезини жила... одна немка, которую он наотрез отказался выдать властям, ввиду того, что она кормила своего ребенка, и последний мог умереть без матери». Мало того что отказался — защищал с оружием в руках. Лишь со второй попытки арестовали Шарлотту и Джузеппе. Последнего, впрочем, скоро отпустили. А далее «императрица велела заключить в тюрьму мать и ребенка, да еще малолетнюю сестру ея. Несчастные жертвы строгости нравов томились здесь года полтора, пока их не отправили за границу на судне, погибшем в довершение всего во время бури». Вскоре после этого Трезини становится «домашним архитектором» графа Воронцова и создает свой шедевр — господский дом на Петергофской дороге. Но пережитое, по всей видимости, дает о себе знать. И в 1755 году Карло Джузеппе подает в отставку, и Воронцов уже совсем не лестного мнения о нем... Трезини как бы выпадает из социума, а участь выпавших из социума всегда непроста, по меньшей мере. И как это ни парадоксально, выпадение из обоймы 250летней давности побуждает современного историка писать о незаурядном мастере следующее: «Природа не наделила его талантом. Не был он и удачливым». Смотря что считать удачей, милостивые государи. Не говоря уж о таланте.

Семидесятилетний Джузеппе Трезини скончался в 1768 году в Петербурге. Дом его перестраивался, менялись владельцы, появлялись новые жильцы. Например, скульптор Теребенев, автор гранитных атлантов у Нового Эрмитажа. Хорошо бы хоть небольшую мемориальную доску повесить на дом № 42. Рядом с проржавевшей вывеской «Юридические услуги».