Международный фестиваль Earlymusic

EARLYMUSIC представляет музыку барокко, ренессанса, средневековья и классицизма в ее аутентичном исполнении, связывая культурное пространство России c европейскими истоками. Фестиваль возрождает придворную музыку XVIII века и музыку русской усадьбы, представляет музыкальные традиции народов России, связывает Европу с персидской, японской, османской, китайской, корейской и другими культурами.

Earlymusic был основан в 1998 году в Санкт-Петербурге Элизабет Уайт (директором Британского Совета с 1998 по 2001 гг.), Марком де Мони и барочным скрипачом Андреем Решетиным. Фестиваль проходит ежегодно в сентябре в концертных залах и дворцах Санкт-Петербурга и его пригородов. Отдельные концерты повторяются в Москве и других российских городах.

Фестиваль EARLYMUSIC поддерживается Министерством Культуры России и Комитетом по культуре Санкт-Петербурга. Постоянными партнерами нашего фестиваля являются зарубежные консульства и культурные институты Санкт-Петербурга. 

Искренне благодарим спонсоров, партнеров и друзей за поддержку, сотрудничество и помощь!

Анонсы:  Рассылка приглашений на концерты

Уважаемые друзья! Вы можете подписаться на рассылку приглашений на концерты Фестиваля EARLYMUSIC и на концерты Солистов Екатерины Великой.

Елена Пахомова

«Летний двор» Анны Иоанновны — дворец и сад

Рассказ в цитатах

Дворец Анны Иоанновны в Летнем саду. Архитектор Ф.-Б. Растрелли

Художественные изображения этого дворца (если они были) не дошли до наших дней. Поэтому акварель Е. Пахомовой «Дворец Анны Иоанновны в Летнем саду», сделанная в 2012 году — это попытка выразить свое впечатление от документов и свидетельств той эпохи — в том числе, музыкальных.

 

«Архитектором дворца является итальянец Растрелли, приехавший в Россию в юном возрасте и, следовательно, мало поучившийся у добрых мастеров, но обладающий хорошей головой и стремлением к успеху. Он жаловался на русских, желающих иметь всякое здание готовым как можно скорее. Через считанные дни после приказа о создании чертежа он уже должен быть готов, и обычно тут же утверждается…»

К. Р. Берг. «Путевые заметки о России». По книге Ю. Н. Беспятых «Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях», издательство «Блиц», СПб, 1997

 

«По возвращении из Москвы в Санкт-Петербург мне велено было построить на берегу Невы, у большого Летнего сада, деревянный дворец, более 70 туазов (1 туаз = 1,949м. Прим. Е. П.) длиной, с широким спуском к лодочному и шлюпочному причалу Двора, каковой был выстроен и закончен к возвращению императрицы Анны».

Франческо-Бартоломео Растрелли родился в 1700 году. Вместе с отцом, скульптором Бартоломео Карло Растрелли приехал в Россию в 16 лет. В статусе придворного архитектора работал в Санкт-Петербурге с 1730 по 1763 годы.

Ф.-Б. Растрелли. «Полная реляция всех строений, дворцов и садов, кои я, граф де Растрелли, обер-архитектор Двора построил за все время, когда имел честь состоять на службе их императорских величеств всея Руси от 1716 до сего 1764 года». По книге З.Бартовского «Архитектор Ф.-Б. Растрелли о своих творениях», СПб, 2000


Рис. 1, 2 и 3. Оба чертежа фасадов выполнены самим архитектором, причем второй он перерисовал заново, готовя «Реляцию…» 1764 года.

По книге З. Бартовского «Архитектор Ф.-Б. Растрелли о своих творениях».

 

«Касаемо плотницкой работы, здесь сие умеют делать превосходно, да только дерево, для балок и других поделок употребляемое, не такое долговечное, как во Франции или Италии; качество дерева было бы лучше, будь оно срублено предусмотрительно в благоприятный сезон; по сей причине надобно бывает часто менять в комнатах балки, кои гниют обыкновенно с обоих концов. Я нашел способ их укреплять: концы одевать в футляры из железа, дабы не дать сырости от стен попадать в балки; делать сие возможно только для построек Государыни, из-за великих расходов.

Большинство построек важных господ крыты железными листами… До того как покрыть крышу, надобно оные окунуть в чесночный сок, и делать так раз в четыре года, отчего кровли блестят как намасленные и держаться долго, нисколько не ржавея. Строения Императрицы также кроют железными листами, с тою разницей, что перед настилкой оные лудят, отчего они весьма долговечны, но и расходов тоже намного больше.

…Что до лепнины, то всей стране довольно умельцев, а более всего на службе у Императрицы, но для ваяния умельцем ни одного не назовешь.

…Архитекторам в России служить весьма трудно, ибо недостаточно сделать проект постройки, надобно еще оный самому вычертить в большом масштабе и присутствовать постоянно при постройке, не имея ни хорошего старшего каменщика, ни десятника (как сие в обычае в чужеземных странах), которому можно было бы доверить, чтобы приказы хорошо выполнялись. А сверх того надобно делать чертежи всех подробностей постройки как для столярного дела, так и для лепнины и прочего, и даже в увеличенном виде, иначе придется постоянно переделывать, из-за чего теряется время и растут расходы.

…Климат в сей стране являет большое препятствие для выполнения архитектурных произведений; поскольку лето и весна длятся всего только три месяца, весьма затруднительно сохранить во всем совершенстве фасады; едва оные закончишь, как от сырости и холода все сделанное от них отваливается, отчего приходится производить ремонт всякое лето…»

Ф.-Б. Растрелли. «Размышления о способах и трудностях, кои имеются в России для строительства столь же точного и совершенного, как и в прочих странах Европы».  По книге З. Бартовского «Архитектор Растрелли о своих творениях», СПб, 2000

В 1775 году к свадьбе герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха и цесаревны Анны Петровны построили деревянную «Залу для славных торжествований». В 1732 году ее перенесли к Карпиеву пруду, устроив там театр — «Комедию». Наряду с оперой, которую ставили в Зимнем дворце Анны Иоанновны, в летнем театре каждую неделю играла труппа итальянских комедиантов (с 1735 года). Герцогиня Курляндская Бенигна Бирон не понимала ни по-французски, ни по-итальянски, и хотела иметь немецкий театр. Поэтому из Лейпцига была выписана труппа комедиантов и принята на придворную службу, но после кончины императрицы немецкая комедия прекратила свое существование.

«Летний двор, в котором государыня пребывает с начала мая месяца до конца сентября (исключая несколько недель в июне и июле, проводимых в Петергофе), расположен на Неве напротив Троицкой церкви. Петр I заложил его скорее для своего развлечения, нежели имея в виду построить императорский дворец…

Между домом Петра I и вторым флигелем (т. е. «Летним домом у Царской мыльни», или Летним дворцом для Екатерины I, стоявшим на берегу Невы и Лебяжьей канавкиприм. Е. П.) к бракосочетанию герцога Голштинского вдоль берега построили большой деревянный дом, который теперь перенесен в конец сада и оборудован под Комедию. А на том месте поставили очень красивое деревянное здание с комнатами для императрицы и семьи обер-камергера (Э. И. Бирона прим. Е. П.) К сожаления, грунт под деревянным зданием весьма болотист — балки под полом уже сгнили, Вообще же у здания приятное местоположение: по одну его сторону сад, по другую Нева, на которой, пока императрица пребывает в Летнем дворе, стоят четыре красивейшие яхты, с них палят во время застолий. По приезде государыни Невский адмирал (И. С. Потемкинприм. Е. П.) в первый же день дефилирует с длинной вереницей шлюпок и барок перед окнами, спускает свой флаг и производит несколько выстрелов».

К. Р. Берг. «Путевые заметки о России». По книге Ю. Н. Беспятых «Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях».


Рис. 4. Фрагмент плана Первого Летнего сада, чертеж 1740х годов.

1. Летний дворец Петра I (единственное здание, сохранившееся до сегодняшнего дня);

2. Второй Летний дворец для Екатерины I, или Новые палаты, или Летний дом у царской мыльни;

3. Дубовая галерея, в которой при Анне была устроена капелла;

4. Летний дворец Анны Иоанновны, разобранный в 1747 году и частично перевезенный в Петергоф.

По материалам статьи М. Ф. Коршуновой «Сады и парки Петербурга середины XVIII века по чертежам коллекции в Дублине» в сборнике «Плантомания», СПб, 2006


«Этот дворец так красиво раскрашен и имеет столь частые окна из зеркального стекла, благодаря чему с реки можно видеть исключительно дорогую драпировку в покоях…

…Никто в Петербурге не может пройти или проехать мимо какого-либо, этого или другого дворца, не обнажив головы — независимо от того, виден ли кто в окне или нет».

П. Фон Хавен. «Путешествие в Россию», 1743. По книге Ю. Н. Беспятых «Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях»

 

«Сад обширен, и в нем много приятного — длинные аллеи, разные крытые дорожки и зеленые кабинеты; многочисленные водяные затеи и фонтаны, среди которых есть персонажи Овидия, выбрасывающие воду, как в Версале; бессчетное множество мраморных бюстов и статуй, купленных в Италии. Некоторые из них античные, но покалеченные… Впредь намерены высекать скульптуры в Петербурге, лишь выписав из Италии мрамор.

…Превосходнейшим из сооружений в саду является грот, снаружи и изнутри весь в мраморных скульптурах… Дом с машиной для водяных затей и баню я изнутри не осмотрел, но для деревянных зданий они довольно-таки красивы. Весьма приятны маленькие беседки и птичник с орлами, журавлями, аистами, цаплями, павлинами и т. д. и т. п. Также и большой пруд для водоплавающих птиц… Белые лисы, соболя, и тому подобные небольшие звери тоже имеют в этом саду свои отгороженные места, а крупные и кровожадные, такие, как львы, тигры, и т. д. содержатся отдельно близ Пушечного двора. (На другом берегу каналаприм. Е. П.)

К. Р. Берг. «Путевые заметки о России». По книге Ю. Н. Беспятых «Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях»

 

«В 1734 году в западной части Первого Летнего сада по проекту Ф.-Б. Растрелли было начато сооружение Амфитеатра с каскадом, продолжавшееся четыре года. Его приподнятую площадку окружала стена стриженой зелени, перед которой были расставлены бюсты римских императоров. Против каскада в неоднократно варили кофе. В цветочном партере был устроен «Коронный» фонтан с большим числом струй, украшенный позолоченными свинцовыми маскаронами и раковинами.

 

 

  …В аннинское время Летние сады использовались не только для прогулок, празднеств и выращивания овощей и фруктов к царскому столу. Во Втором саду царица упражнялась в стрельбе по мишеням, а в Третьем саду «гоняла оленей и зайцев».

К. В. Малиновский. «Санкт-Петербург XVIII века» «Крига», СПб, 2008

 

«…Оранжерея и теплицы — каменные и деревянные — невелики и лишены изящества. Самое замечательное из виденного в них мною — несколько кофейных деревьев, они в прошлом году плодоносили так хорошо, что императрице

…Еще имеется особая теплица для ананаса… Хотя сама императрица не ест этого фрукта из-за его сильного запаха, она все же желает, чтобы в ее саду было изобилие такого редкого растения.

…Рядом с этим есть еще другой сад, принадлежавший Екатерине I (Третий Летний сад на берегу Мойки, где теперь Михайловский сад и улица Садоваяприм. Е. П.) В нем несколько теплиц, насаженные и прорубленные аллеи, и вид у него очень сельский… Между обоими расположена большая каменная оранжерея, в которой нет ничего примечательного, помимо множества толстых померанцевых, фиговых и лавровых деревьев.

…Сколь бы ни приятны были эти сады, горожане весьма редко могут в них повеселиться. В дни Комедии, когда действую также водометы, некоторому количеству простого народа дозволяют войти в сад; в куртаги — лишь обычным придворным лицам, а в остальное время — никому...»

К. Р. Берг «Путевые заметки о России». По книге Ю. Н. Беспятых «Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях»

 

«Осень 1740 года императрица Анна Иоанновна проводила в Летнем дворце… Дворец этот, хотя одноэтажный, был очень обширен, и убран со всевозможной роскошью, он был разобран впоследствии по приказанию императрицы Елизаветы Петровны.

В этом … дворце Анна Иоанновна, давно уже хворавшая, с 6 октября 1740 года почувствовала себя особенно худо, и 17 октября скончалась».

В. Н. Авсеенко. «История города Санкт-Петербурга в лицах и картинках 1703-1903», «Сотис», СПб, 1993

 

До наших дней дошла легенда о смерти императрицы, связанная с ее Летним дворцом. Однажды, в начале октября 1740 года, караул заметил Анну Иоанновну в Тронной зале. Время было столь позднее, что офицер караула счел необходимым доложить об этом Бирону. Бирон же только что расстался с императрицей, и знал наверняка, что она проследовала в свою опочивальню. Он пошел выяснить, кто же все-таки находится в Тронной зале. Там была Анна в парадном облачении. Бирон направился в опочивальню к императрице, чтобы вместе с Анной разоблачить самозванку. Императрица вошла в залу. На нее смотрела Анна. Бирон приказал караулу стрелять в самозванку. Но та, не сводя глаз с императрицы, поднялась к трону и... исчезла.

— Это была моя смерть, — молвила Анна Иоанновна. Через несколько дней императрица скончалась.


 

Подробнее об императрице Анне Иоанновне в Потемкинском альманахе