Международный фестиваль Earlymusic

EARLYMUSIC представляет музыку барокко, ренессанса, средневековья и классицизма в ее аутентичном исполнении, связывая культурное пространство России c европейскими истоками. Фестиваль возрождает придворную музыку XVIII века и музыку русской усадьбы, представляет музыкальные традиции народов России, связывает Европу с персидской, японской, османской, китайской, корейской и другими культурами.

Earlymusic был основан в 1998 году в Санкт-Петербурге Элизабет Уайт (директором Британского Совета с 1998 по 2001 гг.), Марком де Мони и барочным скрипачом Андреем Решетиным. Фестиваль проходит ежегодно в сентябре в концертных залах и дворцах Санкт-Петербурга и его пригородов. Отдельные концерты повторяются в Москве и других российских городах.

Фестиваль EARLYMUSIC поддерживается Министерством Культуры России и Комитетом по культуре Санкт-Петербурга. Постоянными партнерами нашего фестиваля являются зарубежные консульства и культурные институты Санкт-Петербурга. 

Искренне благодарим спонсоров, партнеров и друзей за поддержку, сотрудничество и помощь!

2018 — Год покаяния и надежды

С любовью и благодарностью к выдающейся династии

Инокиня Марфа, урожденная Ксения Иоанновна Шестова, мать царя Михаила Феодоровича. (Аноним. Государственный Эрмитаж)

В год столетия трагической гибели царской семьи стоит вернуться в 1613 год и перечитать текст Соборной клятвы, принесенной Земским собором при воцарении Михаила Феодоровича на московском престоле. Клятва распростронялась на юного царя, его потомков, а также его мать, инокиню Марфу, которая, не желая своему роду повторения судьбы Феодора II Годунова, изо всех сил пыталась уберечь сына от тяжкой ноши царского служения. Царь Феодор погиб шестнадцати лет от роду. В 1613 году Михаил Феодорович был в том же возрасте.

Сегодня текст той клятвы неизвестен большинству, поэтому мы хотим начать XXI фестиваль EARLYMUSIC работой С. А. Белокурова «Утверженная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова» 1906 года, где этот текст приведен целиком.

Без некоторого навыка чтения подобных текстов, он может показаться слишком длинным, скучным и непонятным, самая же суть его такова:

«...Бояре же, и дворяне и весь царский синглит, и приказные люди, и гости и все православные хрестьяне, велегласно вси, яко едиными усты, вопияху глаголюще: целовали есмя животворящий крест, и обет дали и ныне даем Господу Богу, и пречистой Богородице, и небесным силам, и великим чюдотворцом Петру и Олексею и Ионе, и всем святым, и вас святителей и весь освященный вселенский собор во свидетелство представляем, что за великого государя, Богом почтеннаго, и Богом избраннаго и Богом возлюбленнаго, царя и великого князя Михайла Федоровича, всеа Русии самодержца, и за его благоверную царицу и великую княгиню, и за их царские дети, которых им, государем, вперед Бог даст, души свои и головы положити, и служити им, государем нашим, верою и правдою, всем душами своими и головами».

Также надо иметь в виду, что мы совершаем ошибку, когда полагаем, что в 1613 году по воле российского народа был избран новый царь, в том смысле, что имела место некая демократическая процедура, частью которой была клятва всех сословий на верность новоизбранному царю. Вчитавшись в текст, помимо слов: «...великого государя, Богом почтеннаго, и Богом избраннаго и Богом возлюбленнаго», мы встречаем слово обиранье: «... а вам царского величества бояром, и околничим, и князем, и воеводам, и дворяном, и всяким приказным людем, и гостем, и выборным людем, которые изо всех городов всего великого Росийскаго царствия приехали к Москве для государского обиранья, руки свои приложити на болшое утвержение и единомыслие: да будет вперед крепко и неподвижно и стоятелно во веки, как в сей утверженной грамоте написано и на чем по записи преже сего крест животворящий целовали».

Обиранье нового царя не равносильно избранию, но подобно обретению чудотворных икон. Клятва в этом случае означает принятие воли Божией всем народом, а отступление от нее является не отзывом, предусмотренным при современном демократическом избрании правителя, но клятвопреступлением перед Творцом. Его можно исправить только покаянием, как это было после убийства Марии Годуновой и ее юного сына царя Федора Борисовича, когда, в 1606 году, патриархи Иов и Гермоген инициировали Покаянный Собор.

 

Наше отношение к собственному прошлому необъяснимо странно.

Например, мы искренне верим, что у народа с более чем тысячелетней историей, создавшего самое обширное государство, выдающаяся музыка началась с Глинки, литература — с Пушкина, балет — с Петипа, театр — с Чехова.

Например, мы говорим «Новороссия», «Крым наш», и при этом употребляем выражение «потемкинские деревни», превратив имя величайшего государственного деятеля в собственной истории в посмешище и образец очковтирательства. Как не вспомнить эти фальшивые «потемкинские деревеньки»: Екатеринослав (Днепропетровск), Херсон, Николаев, Севастополь, Мариуполь, Одессу...

Например, мы относимся с почтением к своей военной истории. Но не празднуем, и даже не помним дату одной из своих главных побед — Полтавскую. Если бы в XX веке день 27 июня отмечался как государственный праздник, вряд ли сегодня мы увидели бы памятник Мазепе в Полтаве, его портрет на 10-гривенной украинской купюре, улицу его имени, которая ведет к Киево-Печерской Лавре.

 

Мифы о наших царях, которые мы усваеваем со школы, необъяснимы.

«Образец невежества и мракобесия» Анна Иоанновна создала балетную школу, которая до сих пор лучшая в мире, и которой в этом году исполнилось 280 лет. Она же создала в России оперу. Создала в России такую систему военного образования, что до 1917 года армия была главным носителем российской культуры. Положила начало систематическому научному изучению страны и ее народов. Это очень краткий список ее выдающихся деяний. И это далеко не полный список ее деяний только в области образования и культуры.

«Легкомысленная» Елизавета Петровна была образованнее и просвещеннее своих европейских «коллег».

«Ничтожный царь» Петр III, несмотря на свое краткое правление, успел оставить нам усадебный мир — красивейшее явление русской культуры.

«Эротоманка» Екатерина Вторая никогда не смогла бы совершить и малой части того, за что она именуется Великой, если бы ее душа была занята «любовью к приключениям», а не любовью к своему народу.

«Самодур» Павел I — русский святой, которого в 1918 году не успел канонизировать Собор, разогнанный большевиками. Молитвы к нему приносят помощь в трудных житейских обстоятельствах.

«Радикальный преобразователь, поломавший российские традиции» Петр Великий — исключительно традиционен для тех, кто знаком с деяниями царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Даже церковная реформа Петра не выглядит революционной, если вспомнить церковную реформу Алексея Михайловича. При заключении Ништадтского мира Петр также брал пример с отца: он предложил поверженным шведам выкуп за приобретенные территории, значительную часть которых составляли старые новгородские земли. Шведы запросили 2 миллиона ефимков серебром. Петр опустошил российскую казну, но выплатил. Подобное отношение победителя к побежденному не встречается в традициях европейской внешней политики. А царь Алексей Михайлович, взяв кровью и доблестью у поляков нашу древнюю русскую столицу Киев, при заключении мира выплатил им за него сумму, которую те запросили.

«Слабак» Николай II — образец правителя, который в самые циничные времна не отступал от закона совести, оставаясь чуть ли не единственным подлинным христианским государем Европы. Закон о запрете разрывных пуль, идея Лиги Наций, из которой возникла в ООН — его след в мировой политике. Для многих православных он святой, убитый дважды — пулями и ложью, но тот, кто всегда рядом.

 

Убитые члены Дома Романовых и их слуги:

В Екатеринбурге, в доме Ипатьева, ночь на 17 июля 1918 года

Император Николай II Александрович.

Императрица Александра Фёдоровна.

Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексей Николаевич.

Великая княжна Ольга Николаевна.

Великая княжна Татьяна Николаевна.

Великая княжна Мария Николаевна.

Великая княжна Анастасия Николаевна.

С ними убиты

Евгений Сергеевич Боткин, лейб-медик.

Иван Михайлович Харитонов, повар.

Алексей Егорович Трупп (Алоиз Лаурус Труупс), камердинер.

Анна Степановна Демидова, горничная.

 

В лесу под Пермью, в ночь на 13 июня 1918 года

Великий князь Михаил Александрович, младший брат Николая II,
четвёртый сын императора Александра III.

С ним убит

Николай Николаевич Жонсон (Брайан Джонсон), его личный секретарь.

 

Под Алапаевском, в 140 км от Екатеринбурга, в ночь на 18 июля 1918 года

Великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра императрицы Александры Федоровны.

Князь императорской крови Иоанн Константинович, старший сын
великого князя Константина Константиновича (К. Р.), правнук императора Николая I.

Князь императорской крови Константин Константинович (младший),
третий сын великого князя Константина Константиновича (К. Р.), правнук императора Николая I.

Князь императорской крови Игорь Константинович,
пятый сын великого  князя Константина Константиновича (К. Р.), правнук императора Николая I.

Великий князь Сергей Михайлович, пятый сын великого князя Михаила Николаевича,
внук императора Николая I.

Владимир Павлович Палей, второй сын великого князя Павла Александровича,
внук императора Александра II.

С ними убиты

Федор Семенович Ремез, управляющий у великого князя Сергея Михайловича.

Инокиня Варвара Алексеевна Яковлева, келейница великой княгини Елизаветы Федоровны.

 

В Петрограде, в Петропавловской крепости, 24 января 1919 года

Великий князь Николай Михайлович,
старший сын великого князя Михаила Николаевича, внук Николая I.

Великий князь Георгий Михайлович,
третий сын великого князя Михаила Николаевича, внук Николая I.

Великий князь Дмитрий Константинович,
третий сын Великого князя Константина Николаевича, внук Николая I.

Великий князь Павел Александрович, шестой сын императора Александра II.

 

В Москве, 4 февраля 1905 года

Великий князь Сергей Александрович, пятый сын императора Александра II.